krokhino_cerkov (krokhino) wrote,
krokhino_cerkov
krokhino

Categories:

Московская премьера спектакля "Звонари или История не на оценку": как это было...

12 апреля на сцене Культурного центра Св. Василия Великого  на сцене произошло самое обыкновенное ЧУДО...
Девятнадцать детей и подростков театра "Несмотря ни на что" через спектакль "Звонари или История не на оценку" смогли достучаться до каждого зрителя, каждого обогреть, задеть за живое, огорчить, и подарить надежду.
Откуда взялось столько у "ниточек", за которые они дёргали нас, зрителей, так просто, бесхитростно? Ведь это не было чувство жалости или сопереживания героям, это были наши собственные чувства, которые они смогли разбудить своей искренностью и жизненной историей сценария.
Может быть в этом уникальность этого спектакля, - в том, что каждое слово было взято из нашей жизни? Вроде история, рассказанная в спектакле - обычная история подростков, которые в определенный момент взросления задаются вопросами "кто я", "где мои корни", "какова история моей семьи", попутно задевая самые важные темы - истории, памяти, любви...
Но я просидела весь спектакль в полном внимании и напряжении, мне казалось, что я вижу что-то очень личное, и я плакала. Но я видела, что и другие зрители плакали: и тот сдержанный мужчина, и та семейная пара, и зрители соседних рядов...
Значит, и они увидели в этом что-то личное, что болело и ныло у них внутри, и было так легко раскрыто тем, что происходило на сцене?
Пожалуй, самое удивительное ощущение, которое я отчетливо прочувствовала в ходе спектакля - это ощущение нахождения в храме: древняя сырость и легко движение ветра, способное сбит пламя свечи, высокий свод купола и спокойствие...
Возможно, это всего лишь плод моего воображения, но давайте прочтем и другие отзывы, возможно они что-то прояснят!

Я же хочу выразить свою благодарность и признательность всем создателям и участникам состоявшегося спектакля "Звонари или История не на оценку": режиссеру Ольге А. Сиваченко, концертмейстеру Анатолию В. Сиваченко, которые своими руками шили костюмы и декорации, подбирали музыку, писали сценарий и продумывали сценографию и всё остальное, о чём я даже не догадываюсь, но что необходимо для создания спектакля; и всем артистам - Е. Смирновой, З. Трофимову, Д. Абрашкиной, В. Каренко, Е. Поликарповой, А. Воронцовой, Ф. Зиновьеву, Е. Почтарёвой, М. Мещеряковой, А. Конакову, Д. Ермиловой, С. Подсеваловой, М. Пантеевой, Е. Ерофеевой, С. Ерофеевой, А. Барабановой, А. Родионовой, Р. Фроловой, а также их родителям.
Вы сделали большое, очень важное и нужное дело - для всех нас, и для крохинской церкви, чей ангел ждал этой любви и понимания долгих 50 лет!

Фотографии с московской премьеры спектакля "Звонари или История не на оценку" - С. Майтелес, А. Тукаева.

_IGP7078



MAY_4850

MAY_4846

MAY_4855

MAY_4861

MAY_4865

MAY_4877

MAY_4884

MAY_4901

MAY_4915

MAY_4919

MAY_4932

MAY_4956

MAY_4960

MAY_4980

_IGP7114

Алексей Зайцев
Сегодня посетил спектакль «Звонари, или история не на оценку». В восторге от игры ребят из Саратова. Текст и песня Игоря Растеряева, открывающие и завершающие спектакль, очень уместны!
Очень рад тому, что поднята тема исторической памяти и, вообще, отношения к истории. В мире ничто не пропадает, ни хорошее, ни плохое, и перехитрить можно только себя.
Всё-таки в провинции сохранилось здоровое мышление. Мне кажется, что думающие люди живут там хоть и "медленнее", но мыслят глубже. Это вселяет надежду!
Хочется верить, что будет возможность увидеть спектакль вновь, неважно где. Жаль только друзей, которые не смогли его посетить.

Михаил Ильин (uchazdneg): Вернуть эту землю себе (с). Заметки об одном спектакле.
Шел я на этот спектакль с легким сердцем, но без особого вдохновения - вывеска обещала любительский спектакль провинциального детского театра, ну каких особых сценических откровений можно ждать от этого действа?...
Всё оказалось иначе. Есть простой способ отличить хороший фильм или спектакль от плохого - наличие постоянной концентрации. Когда смотришь, открыв рот, вслушиваясь в каждый звук, ловишь каждый жест и каждый кадр - и при этом еще ощущаешь такой забытый, но приятный плохо смазанный скрип собственных извилин...
Как и большинство зрителей, я честно просидел в слезах и соплях большую часть спектакля - настолько режиссер и дети-актеры нашли точные ниточки к резонирующим струнам. Хорошая драматургия (нужно сказать, что пьесу под впечатлением от знакомства с проектом Крохино.ру написала сама руководительница театра, для чего ей пришлось честно и основательно погрузиться в тематику памятников, волонтерства и реставрации), очень точная режиссура и очень искренняя игра детей-актеров.
Получилась пьеса не столько про церковь, сколько про подростковые поиски себя, своего эгрегора, идентичности. О том, что уважение к своей истории, к своим предкам, корням - не меньшая потребность, чем в изобилии диктуемых городской средой ценностей и соблазнов. И дети приходят к пониманию этого через обрывочные, легкие, почти водевильные прикосновения ушедшей реальности и прошлых конфликтов.
При этом пьеса выстроена очень тактично и вполне светски - несмотря на присутствие среди действующих лиц ангелов, настоятельницы монастыря, слушательницы воскресной школы и даже... разрушенной церкви. В роли церкви, насколько я успел уловить, выступил многострадальный и редко посещаемый храм в Перстёнках, что стоит над долиной Днепра в Сафоновском районе Смоленщины. В одном из эпизодов он неожиданно возникает на сцене мозаикой из картонных кусочков фотографий, на обороте которых тоже изображены гибнущие храмы, уже в полный размер. За несколько секунд, что картинки были в руках у артистов, я успел узнать Успенский собор Рдейской пустыни и деревянную церковь в Новой Осиновке (что важно, учитывая прописку труппы в Саратове). А еще в спектакле участвовали репродукции со старинных семейных фотопортретов - причем реальных фотографий из домашних архивов участников спектакля. Так что дети лишь отчасти играли, а отчасти проживали на сцене свои собственные сюжеты.
В общем, если будете в Саратове - не пожалейте времени, сходите на этот спектакль. Он называется "Звонари, или История не на оценку", а сам театр называется необычно и весьма говоряще: "Театр, где играют дети, Несмотря ни на что".

Александр Рохлин, журналист
Спектакль был действительно хорошим, по определению. На мой взгляд история о потере памяти, расказанная детьми не может переживаться как трагедия, потому что разрушают не дети, а взрослые. И возвращаются на родные пепелища тоже взрослые. И муки совести о разрушении чего -либо: дома, семьи, храма, города, детям неведомы, и Слава Богу.
Самая трогательная сцена - фотографии родных над головами белых ангелов - это скорее немая просьба об усыновлении, о любви, тоске по семье, усталости от сиротства. Разрушенные храмы, в этом случае, лишь фон, предлагаемые обстоятельства.
Действенность этого спекталя, на мой взгляд, еще и в этом "ощущении нахождения в храме". Так и было, подтверждаю это ощущение "прихода" (сообщества людей, обьединенных вокруг одного храма). Люди идут в церковь на службы, исповедь, Причастие, требы, беседы со священником, свечку поставить, поплакать в углу, помолчать в одиночестве, поболтать со знакомым,  попить чай в церковном домике,  перемыть косточки соседу и проч... Это уже жизнь. Без подвигов и самопожертвований, но осмысленная изнутри, и всегда всегда осененная тихим Светом.
И мне показалось, что в Крохинской церкви, которой был посвящен этот спектакль, есть свой приход. И состоит он не только из костяка волонтеров, а из самых обыкновенных, неравнодушных и случайных,  заходящих, уходящих и остающихся, верных и сомневающихся, щедрых и прижимистых людей. Всех их, почти случайно, угораздило зайти в Крохинскую церковь и задержаться там... И спектакль был нашей общей, нестройной и искренней молитвой посреди разрушенных стен храма, что является лишним доказательством - храм в Крохино жив. И жив не виртуально, но и в реальности, - через мысли, чаянья и молитвы.
Вместе с тем я остаюсь при мнении, что это действие скорее для камерной сцены. Здесь актеры должны быть значительно ближе к зрителю, чтобы уже наповал разить колоколами и образами, создавая общую тишину. Но. Не уверен, что в в камерных условиях, с такой же ясностью проявилось бы ощущение нахождения в храме. Пустые стены актового зала больше похожи на разрушенные своды...

Андрей Фефелов, Екатерина Ненашева: "Хочется верить", газета Завтра
Группа подростков, на первый взгляд, как раз типичные отпрыски своей эпохи, - живёт совершенно обычной жизнью, ограничив свои интересы социальными сетями. Мысль о том, что никто не знает своих корней, приходит к ним внезапно - при чтении родословной собаки одного из героев. Такой невинный и простой поворот сюжета - настоящий гротеск реального времени, оголяющий гноящуюся рану сегодняшнего поколения. На сцене появляются старые семейные черно-белые фотографии.
Затем подростки знакомятся с разрушающимся храмом вблизи родного села, и у них появляется цель - во что бы то ни стало восстановить храм. Они едут в монастырь и рассказывают о необычной находке настоятельнице. Однако в воздухе повисает такое неожиданное: «Кому это нужно? Прихода там не будет...». Но ребята не могут поверить в то, что храм нельзя восстановить просто так.
История заканчивается тем, что дети на сцене строят ...картонный храм. Светлая нотка веры и надежды на чудо, на долгожданное воскрешение, не смотря ни на что....
А может в реальной жизни нам скоро только и останется, что молиться картонным иконам и целовать бумажные кресты...?

Леонид Негматов, лауреат Премии Президента РФ, руководитель пресс-службы Министерства экономического развития и торговли Саратовской области.   О звонарях и «срезах»
Удостоился чести быть приглашенным на спектакль Театра, где играют дети «Несмотря ни на что». Называется спектакль «Звонари или История не на оценку». Мне хочется думать, что двойное имя у работы именно потому, что есть несколько «срезов» понимания спектакля: каждому по глубине веры его и по широте мысли его.
Нас нынче трудно чем-то удивить. Меня этот спектакль удивил. Я пришел домой и решил о нем написать. Самую чуточку. Хотя бы для того, чтобы быть честным перед собой и не промолчать о чем-то настоящем, которого почти не осталось.
Я сел и попытался писать как человек, имеющий некоторое отношение к литературе. Получилось бездушно и однобоко. Я попробовал писать как человек, имеющий некоторое отношение к сцене. И получилось крикливо и бессмысленно. Тогда я решил писать как зритель.
«История не на оценку» – это несколько больше, чем просто театральная постановка. Это жизнь. Очень часто на сцену «взрослых» театров выходят подуставшие, циничные, прокуренные актеры и актрисы. Выходят в сто пятидесятый раз произносить одни и те же реплики. Со сцены в зал падают тяжелые мертвые слова. В Театре, где играют дети, все совершенно иначе. Здесь ни один из актеров не позволяет себе играть «в полноги». И на протяжении часа, пока идет спектакль, зал жив. На каждом из стульев в этом зале сидит живой человек, больше того – живой взрослый человек! Мы отвыкли от живых людей, потому что тех, кто утром толкается вместе с нами в очереди к маршрутке или мчится в 8-59 к дверям проходной (лишь бы не лишили премии), живыми не назовешь даже с огромной натяжкой.
И знаете, абсолютно плевать на то, что родители маленьких актеров и актрис (маленьких всего лишь по возрасту, но не по таланту и мастерству) аплодируют порой некстати и не к месту. Плевать, потому что они – живые люди. Потому что они вдруг оживают и начинают чувствовать.
О чем этот спектакль? Об истории. Об одной маленькой истории одной маленькой деревеньки, в которой не сохранилась одна маленькая церковь.
А еще он о том, что даже если твоим именем названа площадь, закон физики, книга, литературная премия или театр – ты всё равно ничтожество, и от пола ни на йоту не оторвался. Ты что-то значишь в глазах Бога и людей только в том случае, если твоим именем захотят назвать твоего правнука.
А еще эта постановка о том, что каким бы маленьким не было твое предательство, каким бы оправданным сегодня не выглядело мизерное паскудство – сделав его, ты обрекаешь на мучения своего сына, внука или правнука. И ты – получивший крошечный дивиденд от своей пакости – умрешь, и про тебя забудут. А твой внук будет извиняться за тебя, будет получать оплеухи за твое скотство, будет, как в нашем случае – разгребать завалы разрушенного тобой Храма, чтобы вернуть людям Свет.
Но есть еще одно. Самое главное. Этот спектакль о том, что мы – поколение недотёп и нытиков – со своей миссией, в общем-то не справились. И что нас никто в бронзе не увековечит. Это уже понятно. Но за нами идут наши младшие. Наши честные. Наши настоящие и беззлобные. Они ошибаются, ругаются, смеются там, где нельзя, и плачут там, где не положено. Но они живут. Они идут. Они умеют идти.
Я шел на этот спектакль с мыслью, что будет тяжело. Потому что разрушенные храмы и Иваны, не помнящие родства – тема неподъемная. Тем более для детей. Тем более в театре. Я шел – уверенный, что придется горько плакать. Я ждал чего угодно – а вокруг был только свет и честность, честность и свет... Я ждал тяжести, а оказалось, что «приблизилось к вам»...
Помнится, митрополит Антоний (Сурожский) как-то сказал (я не передам его мысль дословно, но объясню суть): «Не главное, верите ли вы в Бога, ибо даже если и верите – вера ваша несовершенна. Главное, чтобы Бог в вас верил...»
Я вышел после спектакля в весенний город, вдохнул прохладного воздуха, улыбнулся и, вспомнив лица Детей-Актеров, нашел свой пятый смысловой «срез» – Он в нас всё ещё верит...

Спасибо Вам! За спектакль, за детей, за неравнодушие, за всё!..

Видео-отзыв:

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment