krokhino_cerkov (krokhino) wrote,
krokhino_cerkov
krokhino

Categories:

О социальной ответственности

Популярное такое понятие "социальная ответственность"...
Считается, что социальная ответственность - это добровольные меры, выходящие за рамки установленного законом обязательств, принимаемые компаниями для повышения качества жизни работников и их семей, а также общества в целом.
То есть никакой прямой ответственности вроде бы и нет и любая благотворительность - не более чем жест доброй или "+1 для кармы" добродетеля.
Но пару лет назад мне попалась примечательная история, место которой - в небольшом городке Миньяр бывшей Уфимской губернии, а ныне Челябинской области. История как раз о том, как когда-то понималась ответственность бизнеса. Главный герой этой истории - уникальный рукотворный Миньярский пруд, признанный памятником природы (Решением  Челябинского облисполкома № 361 от 6 октября 1987 года).

_IGP3854_0
А. Тукаева. Вид на Миньярский пруд и храм Пресвятой Богородицы (1820 г.).

Миньярский пруд образован в результате сооружения плотины в месте слияния рек и состоит из двух частей - затопленной долины реки Сим и подтопленной долины реки Миньяр. Строительство гидросооружения было осуществлено в 1771 году плотинным мастером Симского завода Иваном Исаевым, по приказу купца И.С. Мясникова, для обеспечения работы пильной мельницы. Позднее в 1784 году на месте мельницы был устроен Миньярский железоделательный завод. С тех самых пор и вплоть до 1967 года, через пруд осуществлялся сплав леса и дров для местных заводов и производств (метизно-делательный завод в Миньяре, Ашинский металлургический и химического заводы).
В XVIII веке энергия воды использовалась для приведения в действие заводских механизмов (кричных молотов), по воде сюда сплавлялся лес (будущее топливо) для производства железных изделий, а позже на барках готовые металлические изделия отправлялись на торговые ярмарки по рекам Сим, Белая, Кама, Волга.
Безусловно, владельцам завода были заинтересованы в надлежащем исправном содержании водных артерий и рукотворного пруда. А потому каждый год (!) завод останавливал свое производство на месяц (!!), воду в пруду спускали и его дно и русла речек чистились от утопа (утонувших бревен) и прочего мусора. Ручными тележками рабочие вывозили утоп, на берегу вырастали поленницы, которые затем делили между рабочими. Утоп был ценным топливом - твёрдый, как каменный уголь, он горел сизым пламенем и выделял много тепла. Оставшийся ил и мелкий мусор естественным образом уносило течение. В ходе этих работ служащие получали жалованье, как и во время работы на производстве (!!!). Другую часть рабочих отправляли в отпуск на заготовку сена для скотины.

13569644407a7
Рабочие и служащие Миньярского завода на субботнике. 1922 год

А потому пруд не заболачивался и представлял собой живописное место, излюбленное для гуляний. В Петербурге в 1905 году даже были изданы открытки с видами Миньярского водохранилища! Да что там открытки, в 1910 году, в Миньяре побывал профессор С.М. Прокудин-Горский со своей экспедицией, и запечатлел и долину реки Сим и вид на Миньярский завод.

006_0011563b
С.М. Прокудин-Горский. Долина реки Сим у Красной скалы в Миньяре. 1910 год

006_0011543b
С.М. Прокудин-Горский. Вид на Миньярский завод и железнодорожный мост через реку Сим. 1910 год

Так было до 1925 года - Миньярский пруд чистили ежегодно. Затем с некоторой периодичностью - в 1930-е годы. А в последний раз пруд очистили в 1936 году. С началом войны стало не до того, потом начались пятилетки, планы и трудовые рекорды, очистку водоема постоянно откладывали. Между тем молевой сплав леса по рекам Сим и Миньяр проводился аж до конца 1970-х годов, а потому иногда всё еще приходилось расчищать русла небольших речек от завалов и заторов. Железная дорога и ввод в производственный процесс паровых и электромашин освободили руководителей завода от необходимости в очистке речек и пруда.
Последний жест той самой "ответственности" завод выразил в середине 1960-х годов: пруд был частично реконструирован - отгорожена часть территории вбитыми в дно трубами, чтобы бревна плыли строго по течению.
Уже тогда толщина утопа на дне пруда составляла больше метра. В настоящее время мощность донных отложений достигает более 4 метров, из которых половина приходится на слой затопленных бревен. Иногда местные умельцы достают за сезон до 50 м3 дров, но очистить таким образом пруд - невозможно, нужны иные мощности (по рассказам строителей моста в некоторых местах пласт утопа достигает 4-5 метров). Около 240 гектаров водной глади постепенно превращается в болото...

А теперь представим, что современный директор завода подписывает приказ о проведении общественно-полезных работ по очистке Миньярского пруда силами сотрудников предприятия в рабочее оплачиваемое время... Пусть не на месяц, а на неделю, пусть будут задействованы не все работники, а только часть из них... Возможно ли это? Невозможно! Тут сразу же подсчитают убытки предприятия, а здесь припомнят, что пруд, между прочим, памятник природы, а значит следить за ним должны в региональном департаменте природных ресурсов, да и вообще, причем здесь завод... Ну и что что более двух столетий вся работа завода зависела от этого водоёма, теперь-то нам плевать, и что воняет трясиной мы уже попривыкли...

Сколько же в России таких вот заводов и таких "прудов" и "рек"? Хотя какие реки... современный бизнес не заботится даже о собственных сотрудниках, сокращая и тусуя людей, как собственную колоду карт. Однако с новомодной "социальной ответственностью" у современных промышленных гигантов, как правило, всё в порядке - раз в год они "помогают детям", участвуют в благотворительных светских вечерах. Не сомневаюсь, что зачастую помощь детям выполняется вполне искренне, но это уже немного другая тема...
А вот то, что действительно входит в сферу ответственности - это вряд ли. Дело, наверное, не в ресурсах, они есть. Или завод в XVIII-XIX вв. жил "богаче" и мог себе позволить чистить пруд, а современный - уже не может? Изменилось только мировоззрение, из которого выветрилось понятие ответственности. Послушайте, к примеру, что нонче на тематических семинарах говорят про участие бизнеса в благотворительности: "в обращении за помощью вы должны написать, что получит компания-спонсор от данной благотворительной помощи (связи с властью / положительный имидж / реклама / деньги в перспективе), в противном случае это не интересно".

Вот и крохинская церковь стоит посреди водного пути. И никто не ответственен за неё - ни туристические лайнеры, которые проходят здесь с недопустимо большой скоростью, чьи волны годами обрушиваются стремительной грядой и подтачивают древние стены, ни сам водоканал, ни люди, живущие тут. Её как бы нет. И ответственности нет. Да и из круизной компании мне ответили, что они "помогают детям", а не объектам культурного наследия, - такова их корпоративная этика.

Tags: мысли вслух
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments